улица Кирова, 53 432063 Ульяновск Россия

Отличие суброгации, от привативного перевода долга и коммулятивного принятия долга

В силу требований норм действующего законодательства Российской Федерации, под суброгацией понимаются случаи поручительского исполнения, установленные пунктом 1 статьи 365 и подпунктом 3 пункта 1 статьи 387 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Так, согласно пункта 1 статьи 365 Гражданского кодекса Российской Федерации, при заключении договора поручительства, по которому поручитель обязуется перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части, к поручителю, исполнившему такое обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству и права, принадлежащие кредитору как залогодержателю, в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требования кредитора. Кроме того, согласно подпункта 3 пункта 1 статьи 387 Гражданского кодекса Российской Федерации, права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона при наступлении указанных в нем обстоятельств: вследствие исполнения обязательства поручителем должника или не являющимся должником по этому обязательству залогодателем.

Указанные случаи определяют понятие суброгации. В частности, при ней, на случай удовлетворения поручителем требований кредитора, к такому поручителю переходят права требования к первоначальному должнику в объеме, оплаченных им денежных средств.

Случаи коммулятивного принятия долга определены в абзаце 2 пункта 1 статьи 391 Гражданского кодекса Российской Федерации. Согласно указанной нормы права, «В обязательствах, связанных с осуществлением их сторонами предпринимательской деятельности, перевод долга может быть произведен по соглашению между кредитором и новым должником (двустороннее соглашение), согласно которому новый должник принимает на себя обязательства первоначального кредитора». При этом, согласно указанной статьи, «К новому должнику, исполнившему обязательство, связанное с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, переходят права кредитора по этому обязательству, если иное не предусмотрено соглашением между первоначальным должником и новым должником и не вытекает из существа их отношений».

Таким образом в случаи коммулятивного принятия долга, новый должник принимает на себя права кредитора, по исполненному им обязательству, по которому он вправе требовать исполнение от первоначального должника. При этом первоначальный должник не выбывает из обязательств.

Привативный перевод долга предполагает заключение между сторонами соглашение о переводе долга, при котором первоначальный должник полностью выбывает из основного обязательства, а его место занимает новый должник, который становиться обязанным перед кредитором. При этом, в отличии от коммулятивного принятия долга, при привативном принятии новый должник, в случае исполнения после привативного исполнения долга новым должником своих обязательств перед кредитором, погашает свой собственный долг. Такое погашение долга не предоставляет новому должнику, в отличии от нового должника при суброгационных переводах, право требований к первоначальному должнику.

Привативный перевод долга предполагает трехстороннее соглашение: между Кредитором, первоначальным должником и новым должником.

Случай привативного перевода долга рассмотрен в судебной практике Верховного Суда Российской Федерации — Определение Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 2017 года № 310-ЭС17-3279(2) (дело № А35-68888\2015 (официальный сайт Арбитражного суда Курской области в сети Интернет).

Согласно материалам указанного дела, Новый должник — ООО «СтройСетьСервис» обратилось в арбитражный суд с заявлением о включении требований в размере 10 734 923,99 руб. в реестр требований кредиторов Первоначального должника.

Определением суда первой инстанции требования Нового должника удовлетворены частично. Суд включил ООО «СтройСетьСервис» в третью очередь реестра в размере 9 672 001,91 руб. В удовлетворении остальной части требований отказано.

Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации отменила указанный судебный акт, обосновав его следующим:

Как установлено материалами дела, между Обществом с ограниченной ответственностью «УниверсСтройЛюкс» (арендодатель) и должником (арендатор) заключены договора аренды транспортных средств.

Впоследствие между «УниверсСтройЛюкс» (Кредитор), должником (Первоначальным должником) и ООО «СтройСетьСервис» (Новый должник) был заключен договор перевода долга, по условиям которого должник переводит на нового должника, а новый должник принимает на себя обязательство перед кредитором по погашению долга должника, возникшего из указанных договоров аренды.

После заключения договора перевода долга, Новый должник в полном объеме погасил свои обязательства по договору аренды, оплатив перед арендодателем долг и с указанного момента решил, что у него появилось право на обращение к первоначальному должнику за взысканием оплаченного. В следствие того факта, что Первоначальный должник находился в процедуре несостоятельности (банкротства), Новым должником было принято решение об обращении в суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов Первоначального должника с оплаченными им суммами Кредитору.

При этом как указал Верховный Суд Российской Федерации, суды фактически пришли к выводу что в результате такого погашения долга произошла суброгация, как это имеет место при поручительском исполнении (пункт 1 статьи 365 и подпункт 3 пункта 1 статьи 387 Гражданского кодекса Российской Федерации). Вместе с тем, по мнению Верховного Суда Российской Федерации, заключенный договор между ООО «УниверсСтройЛюкс» (кредитор), должником (первоначальным должником) и ООО СтройСетьСервис» (новым должником) является соглашением о переводе долга (статья 391 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Судебной коллегией указано, что «Если сторонами не предусмотрено иное, предполагается, что при заключении подобного соглашения первоначальный должник полностью выбывает из основного обязательства, а его место занимает новый должник, который становиться обязанным перед кредитором (далее — привативный перевод долга).

В случае исполнения после привативного перевода долга новым должником своих обязательств перед кредитором погашается его собственный долг, при этом подобное исполнение в отличии от случаев поручительства или коммулятивного принятия долга (абзац 2 пункта 1 статьи 391 Гражданского кодекса Российской федерации) не предоставляет новому должнику прав требования (суброгационных или регрессных) к первоначальному должнику.

Разрешая вопрос о получении новым должником встречного предоставления при привативном переводе долга, необходимо учитывать, что исходя из презумпции возмездности гражданско-правовых договоров (пункт 3 статьи 423 Гражданского кодекса Российской Федерации) соответствующая сделка действительна и при отсутствии в ней условий о получении новым должником каких-либо имущественных выгод, в том числе оплаты за принятие долга на себя. Если при привативном переводе долга отсутствует денежное представление со стороны первоначального должника и не доказано намерение нового должника одарить первоначально, презюмируется, что возмездность подобной сделки имеет иные, не связанные с денежными основания, в частности, такая возмездность, как правило, вытекает из внутригрупповых отношений первоначального и нового должников, в связи с чем в подобной ситуации не применяются правила пункта 3 статьи 424 Гражданского кодекса Российской Федерации об определении цены в денежном выражении.

Таким образом, поскольку в рассматриваемом случае имел место привативный перевод долга с полным выбытием первоначального должника (должника по делу о банкротстве) из арендных отношений, компания или новый должник не имеет требования к первоначальному должнику ни в связи с исполнением арендного обязательства, учиненного в пользу кредитора (общества „УниверсСтройЛюкс“), и ни в связи с заключением соглашением о переводе долга, поскольку из текста данного соглашения и иных обстоятельств, сопутствующих его заключению. не следует, что воля сторон была направлена на установление денежного вознаграждения за принятие чужого долга.

В спорной ситуации не подлежит применению и положения пункта 3 статьи 391 Гражданского кодекса Российской Федерации о солидарной ответственности первоначального и нового должников, так как названная норма относиться только к урегулированным абзацем вторым пункта 1 статьи 391 Гражданского кодекса Российской Федерации случаям вступления в долг нового должника без выбытия первоначального (коммулятивный перевод долга) по двустороннему (а не трехстороннему) соглашению нового должника с кредитором».

Исходя из вышеуказанного, Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации было принято решение об отмене Определения суда первой инстанции о включении в реестр кредиторов должника Общества с ограниченной ответственностью СтройСетьСервис».

Таким образом, дело № А35-6888\2015 является одним из примеров судебной практике, когда судом рассматривается вопрос об отличии привативного перевода долга от коммулятивного перевода и суброгации.

Наличие подобной судебной практике облегчит возможность практикующим юристам и гражданам в решении конкретных вопросов и определит правильность заявления требований при обращении в суд в подобных случаях.

Шишкина И. И.
Юрист юридического бюро «АРПИ»

Другие материалы